Церковное хоровое пение.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Церковное хоровое пение.

церковное хоровое пениеЦерковное хоровое пение является поистине бесценной практикой для отработки и совершенствования навыков вокала и бэк вокала. Хотя бы потому, что произведения, исполняемые церковным хором, достаточно сложные. К тому же поются они обычно «с листа» и а капелла. И выступления здесь постоянные – как минимум, один раз в неделю, во время церковных служб по воскресеньям. Заметьте – именно постоянные живые выступления для большого количества людей. А это само по себе обязывает к высокому уровню исполнительского мастерства.

Как быстро усвоить материал церковного хорового пения.

Моё участие в мужском церковном хоре Успенского храма (город Ногинск Московской области) началось в августе этого года, после поездки на Крит в составе группы «Зи Зи Поп». (Подробно о поездке написано в статье «Кавер-группа за границей»). Одним из участников нашего коллектива был регент Виктор Самозванцев. Он рассказал про мужской хор в Успенске, которым руководит. И предложил мне там петь. Одним из главных убеждающих аргументов Виктора явилось следующее высказывание: «Считаю, что если у тебя есть талант, то нужно обратить его для служения Создателю».

Надо сказать, что многоголосное пение – одна из самых моих больших слабостей. Примерно на одном уровне с игрой на губной гармонике. Именно эта слабость привела меня как в хор русской песни «Росица», так и в вокальный ансамбль «Три в одном». Поэтому я согласился без долгих раздумий. И в первое же после прилёта с Крита воскресное утро прибыл в храм.

Первая же служба с участием мужского хора произвела на меня очень сильное впечатление. Я придерживаюсь правила, что участие в некоммерческом музыкальном проекте уместно лишь тогда, когда от этого проекта у меня «башню сносит». В хорошем смысле, разумеется. А это оказался именно такой случай. К тому же – свежесть и новизна материала – то, что я ещё не пробовал. А также его сложность, которая подзадоривала моё профессиональное самолюбие.

Аудиальное и визуальное восприятие материала.

Как уже было отмечено, почти все произведения участники хора пели «с листа», по нотам. У меня с этим некоторые сложности. Нотную грамоту я, правда, знаю. Однако чтение с листа я практиковал крайне редко. За ненадобностью. Обычно я «снимал» на слух.

Для того, чтобы как можно быстрее освоиться и начать петь в церковном хоре, пришлось привлечь к помощи некоторые технические средства. А именно – студийный конденсаторный микрофон, микшерный пульт и ноутбук с программой SoundForge. Я записывал пение хора на службах, после чего эти записи прослушивал и старался запоминать. Но и этого оказалось недостаточно. Поскольку запомнить текст (особенно на старославянском) и последовательность службы без предварительной подготовки крайне непросто.

Тогда по совету регента я приобрёл в храме небольшую книжку «Всенощное бдение и божественная литургия», в которой были приведены так называемые «сценарии» служб. Разумеется, с текстом всех ектений, аллилуариев и прокимнов. У меня в голове сразу же прояснилось после того, как я прослушал запись совместно с чтением литургии. А книжку эту я каждый раз стал привозить с собой на службу. И теперь пользуюсь ей, как шпаргалкой.

Регент Виктор Самозванцев.

Виктор, помимо организации и дирижирования хора, поёт басом. Именно его голос является опорой и основой для всех остальных хористов. И это в сочетании с мощью и красотой, «бархатностью» его голоса. До того, как его услышать, я считал, что у меня низкий тембр. Но петь так низко, как он, у меня не получится.

Также я всегда гордился тем, что на одном дыхании могу петь достаточно долго, поскольку:

  • не курю и не употребляю алкоголь;
  • играю на губной гармошке;
  • практикую регулярные пробежки на длинные дистанции.

Увы, всё познаётся в сравнении. Витя может на одном дыхании петь фразы в полтора-два раза дольше, чем я. И мне в данном случае есть на кого равняться и к чему стремиться. Поскольку церковное хоровое пение подразумевает также достаточно длинный распев одного гласного звука. С обязательным применением цепного дыхания.

Певчий Игорь Аркадьевич Лунин.

Ещё одной сложностью церковного хорового пения для меня было то, что материал одной службы почти всегда отличался от материала другой. Поскольку одна и та же ектения, например, может быть написана различными композиторами. Соответственно, и распев будет разным, несмотря на идентичный текст. И мои записи не могли охватить весь репертуар хора. А читать с листа незнакомую мелодию я, увы, ещё не научился.

Одним из певчих оказался преподаватель музыкального училища Лунин Игорь Аркадьевич. (Сын его, Юрий, тоже участвует в нашем хоре). И мне очень повезло, что Игорь Аркадьевич обычно поёт второй голос. Также как я. Так вот, во время пения Игорь Аркадьевич, как опытнейший дирижёр, показывает мне указательным пальцем высоту следующей ноты. И настолько чётко это делает, что мне интуитивно понятно, что петь дальше. К тому же я стою рядом и внимательно слушаю. Не знаю, что бы я делал без него…

Именно Игорь Аркадьевич достаточно чётко определил для меня основные принципы церковного хорового пения. В частности то, что в хоре не следует выделяться – нужно просто органично влиться в общую звуковую палитру. Не скажу, что для меня это было новостью, ибо практика хорового пения у меня до этого была. Но видимо я всё-таки выделялся, если замечание получил…

Певчий-универсал, или выступления неполным составом.

Вместе со мной в хоре стал петь мой коллега, барабанщик «Гавайцев» и «Алекс Бэнд» Алексей Букотин. Ему достался первый голос, самый высокий. Также как я, он осваивает материал по записям и книге «Всенощное бдение и божественная литургия». А также внимательно слушает «старших товарищей» во время пения на службе. К слову, у Алексея имеется образование в музыкальном училище. Так что и с листа он вполне сносно читает.

Однажды на службу явилось крайне ограниченное число хористов – нас было всего четверо. Остальные не смогли придти. К сожалению, Игорь Аркадьевич тоже отсутствовал. Виктору пришлось перераспределить голоса, чтобы охватить весь диапазон хора. Мне достался третий голос (вместо обычного второго), Алексею – второй (вместо первого). И самым неприятным было то, что дублировать нас, новичков, было некому.

Однако с подводной лодки никуда не денешься – петь всё равно пришлось. Хорошо, что в таких ситуациях мозг работает гораздо продуктивнее. Также повышается уровень ответственности от осознания, что ни за чью спину спрятаться не получится. Поэтому мы со своей задачей, пусть не идеально, но справились. К тому же Виктор на эту службу подобрал наименее сложные произведения. Те, которые мы слышали раньше и которые были у нас в записи.

По окончании службы Виктор объяснил нам, что подобная ситуация – отнюдь не редкость. Именно поэтому каждый певчий должен быть универсалом. То есть знать и слышать все партии хора. И в экстренной ситуации заменить любого хориста.

Что же, я очень рад, что у меня появился ещё один интереснейший долгосрочный проект – церковное хоровое пение. Виктор и Игорь Аркадьевич, основавшие хор в 2000 году, утверждают, что для полного освоения их репертуара потребуется лет пять. Думаю, что они не преувеличивают – репертуар действительно обширный, сложный и крайне интересный. В него входят даже греческие, болгарские и грузинские распевы. Есть над чем работать.

Если Вам есть, что добавить, обязательно оставьте свой комментарий.

рассказать друзьям и получить подарок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *